Убрать Россию и Мадуро: что обещает новый глава Бразилии

0
5

Новый президент Бразилии Жаир Болсонару находится у власти всего две недели, но уже успел пригрозить России созданием военной базы США, перенести посольство страны в Израиле в Иерусалим и приватизировать порты. Болсонару пришел к власти, используя образ «бразильского Трампа», однако ему придется быть прагматиком, несмотря на жесткую риторику. Как изменится Бразилия при новом лидере, рассказывает «Газета.Ru». Жаир Болсонару возглавляет Бразилию с 1 января 2019 года, но этого времени ему хватило, чтобы сделать ряд громких заявлений, нетипичных для бразильской политики последних лет.Одним из самых громких стало обещание создать военную базу США — это, по его словам, необходимо, чтобы создать противовес влиянию России на территории Венесуэлы.Глава МИД Бразилии Эрнесто Араухо заявил, что Болсонару планирует обсудить этот вопрос с американским коллегой Дональдом Трампом.Правда, подобные заявления уже внесли определенный разлад в стан самого бразильского лидера — советник президента по национальной безопасности Аугусто Хелено заявил, что Болсонару еще ни с кем не обсуждал ни возможность размещения военной базы США, ни американских военнослужащих на территории страны.Другим обещанием, не соответствующим бразильской внешней политике, стал перенос посольство республики в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Этими планами Болсонару уже поделился с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. «Болсонару сказал мне, что вопрос заключается не в том, будет ли посольство Бразилии перенесено в Иерусалим, а в том, когда это произойдет», — сказал израильский премьер.

От Болсонару, который одержал победу на выборах благодаря имиджу «бразильского Трампа», ожидали громких заявлений. 63-летний бывший офицер сумел уловить настроения части электората.Он не скрывал восхищения правлением военной хунты, ратовал за приватизацию ведущих сфер хозяйства, за ношение оружия гражданами для борьбы с криминалом, за сокращение зависимости от нефти, интенсивное развитие высокотехнологичных отраслей экономики.Теперь же ему предстоит выполнить все то, что он обещал сделать в ходе предвыборной кампании — решить чуть ли не все неурядицы вплоть до пробок на дорогах. Именно подобные популистские заявления перетянули часть электората, которая раньше предпочитала не голосовать за оппозицию.Выполнить их будет тяжело. Новый глава государства получил тяжелое наследие в виде громоздкого, неповоротливого правительственного аппарата с огромным количеством министерств и ведомств, которые он обещал максимально сократить. Кроме того, Бразилия страдает от безудержной инфляции, распространившейся на все сферы экономики.Одной из наиболее серьезных проблем для бразильского общества остается преступность, которая пышным цветом охватила города — особенно фавелы, превратившиеся в бастионы криминалитета, куда органам правопорядка фактически вход закрыт.Самая же главная задача — вывести экономику из стагнации, в которой она находится уже многие годы.Явным признаком потери населением веры в традиционных правителей стало сокрушительное поражение социалистки Дилмы Руссефф — одного из руководителей Партии трудящихся — на прошедших выборах в верхнюю палату парламента, а также заточение в тюрьму по обвинению в коррупции популярного президента Инасио Лулы да Силвы и бесспорный успех ныне правящей Социал-либеральной партии, превратившейся в одну из ведущих сил в Национальном конгрессе.На руку Болсонару сыграли и симпатии со стороны женского населения из среднего класса, которые открыто проявили сочувствие к нему после того, как на него напали незадолго до выборов, но он тем не менее буквально с больничной койки продолжал избирательную кампанию. Еще более его поддержал истеблишмент, который после долгих лет правления левых сил приветствовал сторонника «твердой руки».На нового президента Бразилии уже активно набросились либеральные европейские СМИ, называя его «ультраправым» и «сторонником диктатуры»:«Он был президентом всего неделю, и вот Болсонару уже ломает Бразилию», — под таким заголовком выходит статья в британской Guardian, критикующая действия нового президента.Сам Болсонару не скрывает — его цель создать эффективную модель общества по типу того, которое построили в Чили так называемые «чикагские мальчики», получившие карт-бланш от диктатора Аугусто Пиночета, не вмешивавшегося в хозяйственные вопросы, обеспечивавшего железную дисциплину и контроль.Несмотря на отрицательное отношение мирового сообщества к диктатору, приходится констатировать, что «варягам» в Чили в относительно короткий срок удалось наладить экономику и добиться невиданного прогресса. Повсюду на планете заговорили о чуде и его архитекторах, которое, правда, сочеталось с жестокими репрессиями против инакомыслящих.Свидетелем этих перемен был экономист Пауло Гедес, возглавивший финансовый блок бразильского правительства, — именно он будет пытаться внедрить чилийский опыт. Ключевому игроку, который занял пост министра экономики, призвана помогать группа квалифицированных специалистов, получивших важнейшие посты в кабмине.Министром сельского хозяйства назначена Тереза Кристина. Она в качестве одного из приоритетов политики намечает реорганизацию общего рынка Юга (проект Mercosur), куда также входят Аргентина, Уругвай и Парагвай. Цель этой задумки — создать выгодные условия для Бразилии или в противном случае покинуть эту организацию, с которой Евросоюз в течение свыше 20 лет ведет буксующие переговоры. Кроме того, энергичная дама высказалась за значительное увеличение поставок мяса в Китай, Индию, Индонезию и Иран.Назначая претендентов на ответственную должность, избранный президент руководствовался прагматическими, а не идеологическими соображениями. Более того, он назвал идеологию большим злом, чем коррупцию, намекая на предыдущие правительства. Глава государства выдвинул на министерские посты четырех бывших военных, в том числе генерала Карлуша Дос Сантоса секретарем Совета безопасности.Возникает ключевой вопрос — удастся ли осуществить столь масштабный проект, требующий значительных издержек в условиях демократического строя. Остается открытым и вопрос, позволят ли традиционные партии, имеющие огромный опыт политической деятельности, проводить правящей группировке подобный эксперимент, достигнутый ценой колоссальных издержек, тысячами убитых и репрессированных граждан, огромным количеством эмигрировавших за рубеж.Наладить производственный аппарат насильственным методом без согласия остальных крупных игроков Болсонару вряд ли удастся. Но, несомненно, это еще одно зримое доказательство, наряду с Аргентиной, Колумбией, Парагваем, Чили и рядом других, крена вправо латиноамериканского общества после левого поворота в недавнем прошлом.В борьбе против политического наследия левых от президента не отстает и его сын Эдуардо, избранный в парламент. Он предлагает созвать в Бразилии Конгресс консерваторов для «противодействия коммунизму», в котором намерены принять участие посланцы различных стран.Сам же Жаир Болсонару крепко взялся за своего антипода, недавно вновь избранного президентом Венесуэлы, Николаса Мадуро. Он даже заявил в эфире местного телевидения, что связи российских властей с «диктаторским» режимом в Венесуэле являются поводом для беспокойства.Болсонару даже отметил, что «всем известно», какие «намерения» у президента и «диктатора» Венесуэлы Николаса Мадуро.«На протяжении последних 20-25 лет наши вооруженные силы были брошены по политическим причинам, потому что мы, представители вооруженных сил, являемся последним препятствием для социализма. Если они сломают нам позвоночник, они установят здесь этот режим», — подчеркнул бразильский президент.Эти слова президента звучат почти так же, как в 1970-е годы прошлого века, когда Латинская Америка была полем битвы между США и СССР за влияние. Однако времена изменились, и Болсонару, похоже, это понимает — несмотря на жесткую риторику, действовать он будет весьма осторожно. Не исключено, что в отношениях с Россией он проявит себя как прагматик и, как бывший военный, найдет общий язык с бывшим офицером разведки.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here